дмитрий макарович конопля
конопля для здоровья

В интернет магазине WestSeeds можно купить семена конопли с доставкой курьером по Москве и всей России, почтой с оплатой при получении наложенным платежом. В нашем магазине вы всегда сможете купить семена наложенным платежом с доставкой почтой и оплатой при получении заказа. .serp-item__passage{color:#} Семена ведущих европейских производителей с доставкой по всей России и другим странам.

Дмитрий макарович конопля страны в которых курение марихуаны разрешено

Дмитрий макарович конопля

Ведь было ей в то время четырнадцать с маленьким лет. Но что-то я отвлёкся. Мой рассказ о партизанах совсем не вдохновил моих новейших подружек. Поход в лес к вышке, у которой егеря прикармливали маралов и кабанов, тоже не вызвал у девчат особенного интереса. И тогда я предложил им… Я произнес, что принесу им… В голове у меня стремительно прокручивались различные варианты.

Звезду с неба? Без проблем! Но нелёгкая дёрнула меня за язык. Девчата флегмантично пожали плечами. Я принял это пожатие за символ согласия. Как и их молчание. И кто тянул меня за язык?! Но отступать уже было поздно. Чтоб продолжить наше знакомство, мне необходимо было сдержать своё обещание.

И изловить ужа. Для хоть какого мальчишки это не было неувязкой. Но лишь не для меня. Ежели бы я был таковым умным, как остальные, и додумался, что уж - это тоже змея, тогда бы всё отважилось еще проще. Как досадно бы это не звучало, за всё моё босоногое детство в Завидовском заповеднике мне ни разу не попадались на глаза ужи. А вот гадюки, сколько угодно! В лесу они встречались достаточно нередко. А в окрестностях маленького ручья, что протекал в километре от деревни, они вообщем попадались на каждом шагу!

На последующее утро я начал свои сборы. Всю ночь мне снились змеи и змееловы. И к утру я уже твёрдо знал, что реальный змеелов из меня никогда не получится. Во-1-х, у меня не было с собой таковой восхитительной палочки, которой змееловы прижимали змей к земле. Во-2-х, чуть ли картофельный мешок подошёл бы для их переноски. Ну и, в-3-х, где взять хотя бы чуточку смелости для всего этого мероприятия? Нет, реальный змеелов из меня никогда не получится, решил я. И потому, как ненастоящий змеелов, я взял с собой вилы, которыми планировал заменить палочку змеелова.

Взял плоскогубцы, которыми надеялся перенести пойманную змею в пустую винную бутылку ну, не руками же это делать! Взял бутылку из темно-зелёного полупрозрачного стекла. Но, представив себя на улице с бутылкой в руках, я пришёл к выводу, что свёрток будет смотреться куда наиболее прилично. Потому взял с собой газету. И ещё полгазеты, чтоб сделать пробку для бутылки. Уже через полчаса, как настоящий самурай из племени Ирокезов, с одичавшими индейскими кликами «Банзай» всё смешалось в доме Яблонских опосля просмотра кинофильмов о самураях и индейцах я носился по берегу ручья.

Носился на уровне мыслей, поэтому, что сердечко моё готово было выскочить из груди. Но сам я тем временем тихо, крадучись, подбирался к первой змее. Придавить её вилами к земле у меня не вышло. Она стремительно скользнула в какую-то нору. Я успел метнуть в её сторону вилы.

И, как ни удивительно, даже попал в неё. Уже под землёй. Из норы торчал кончик её хвоста. Но я не отважился вытаскивать её за хвост. Во 2-ой раз мне подфартило больше. Последующую змею у меня вышло придавить к земле.

Плоскогубцами я взял её за голову. И здесь меня посетили 1-ые сомнения. Горлышко бутылки показалось подозрительно небольшим для таковой упитанной змеюки. Но, видимо при разработке бутылочного ГОСТ а муниципальный эталон предполагалось, что винные бутылки могут употребляться не лишь для транспортировки коктейля Молотова, но и для остальных народно-хозяйственных целей.

Змея прошла в бутылочное горлышко тютелька в тютельку. Как она уместилась в самой бутылке, меня уже не тревожило. Это были её трудности. Я свернул пробку из газеты. Закрыл ею бутылку. Завернул бутылку во вторую газету. И с довольным видом направился в сторону деревни. Сейчас все деревенские девушки все две!

Оставив вилы и плоскогубцы дома, я направился на иной край деревни. Девчата были в избе, и мне пришлось вызывать их на улицу. Дело было к обеду, и они помогали собственной бабушке накрывать на стол. Так что выскочили они практически на минуту. С гордым и деланно флегмантичным видом я протянул им свёрток. Это для вас. Видимо, они давным-давно уже запамятовали о нашем разговоре девчонки, что с их взять!

И о том, что я обещал им принести. Бабушка позвала их обедать. Они взяли свёрток, и убежали в дом. Я остался их ожидать на лавке у палисадника. О том, что вышло далее, мне пришлось лишь догадываться. Поначалу из дома выскочили визжащие девчата, и стремительными ланями унеслись куда-то во двор. Потом следом за ними выбежала их бабушка. У меня не поворачивается язык, чтоб повторить слова, которые она тогда орала вслед свои возлюбленным внучкам почти все из этих слов я услышал тогда в первый раз.

На ухвате она несла маленький чугунок, закрытый крышкой. Окинув рассеянным взором двор, она устремилась на огород. И возвратилась оттуда лишь через несколько минут. Держа в одной руке ухват, в иной - пустой чугунок и крышку. Совсем обессилевшая она присела на лавку рядом со мною.

Продолжая вести сама с собою красочный разговор о том, какие примечательные у неё внучки. При этом в её монологе звучали наименования разных животных и неведомых мне созданий. Но еще я сумел выяснить и кое-что относящееся к происшедшему. Да, девчата, вправду, запамятовали о том, что я обещал им принести.

Когда их позвали обедать, они положили свёрток рядом со столом. Решив проверить его содержимое опосля обеда. Бабушка выслала их мыть руки. А сама стала разливать борщ из чугунка по тарелкам. Но когда внучки ушли, взор её привлёк этот свёрток. Свёрток, как свёрток. Но это был не её свёрток. И любопытство пересилило. Бабушка развернула газету. Увидела бутылку. Встряхнула её. Как досадно бы это не звучало, стекло было очень тёмным, а бабушка незначительно подслеповатой, чтоб узреть содержимое бутылки.

Тогда она открыла пробку. Попробовала заглянуть в горлышко. Мало наклонила бутылку. И тогда её содержимое вывалилось прямо в чугунок с борщом. Что было далее, вы уже понимаете. Я посиживал рядом с бабушкой и продолжал слушать её монолог.

Отлично понимая, что рано либо поздно, но бабушка сложит два плюс два, и догадается, откуда в доме мог показаться этот свёрток. Ухват смотрелся очень устрашающе, потому я не стал дразнить лихо. И выслушивать продолжение бабушкиного монолога о различных неведомых мне созданиях уже в мой адресок.

Я вежливо распрощался, сославшись на какие-то дела. И направился к собственному дому. Опосля этого несколько дней мне приходилось обходить бабушкин дом стороной. Но зато скоро в деревню приехала моя сестра Таня со собственной одноклассницей Ларисой Зайцевой.

Приехали они всего на два дня. Опосля окончания десятого класса лето у их было маленьким. Татьяна уже сдала вступительные экзамены в техникум, А Лариса в институт. Впереди опять была учеба. И они пробовали захватить крайние летние денёчки.

А Таня еще и проведать наших родственников, которых издавна уже не лицезрела. И они взяли меня с собой на Макариху - маленькое поселение километрах в 5 от Таксино. Там жила наша двоюродная сестра Нина. В казармах располагались военные быстрее всего, какое-то подразделение охраны. Был там клуб, в котором по вечерам демонстрировали киноленты. А ещё в клубе был теннисный стол. Кинофильм фильмом, а мимо теннисного стола Татьяна пройти не могла. За долгие годы, проведённые ею в больницах, санаториях и остальных целительных учреждениях, в которых она не лишь обучалась, но и жила, она научилась чрезвычайно прилично играться в настольный теннис.

Первую партию она сыграла с Ларисой. Потом принялась обучать меня данной для нас игре. Теннис оказался наиболее крутой игрой, чем шахматы. У меня, очевидно, ничего не выходило. Но игра мне приглянулась. Правда, к этому времени рядом со столом нарисовались какие-то дяденьки в военной форме.

Один из их попросил разрешения сыграть партию с Татьяной. Татьяна снисходительно кивнула в ответ. И разгромила его в пух и останки. Потом с нею играл иной дяденька, которого все звали «старшим сержантом». И который был ответственным за клуб. Он играл намного лучше, чем его предшественник. Но тоже проиграл. В этот момент я так гордился собственной сестрой!

А вот авторитет родных Вооружённых Сил таял у меня прямо на очах. Это соображали и окружающие. Они позвали собственного командира взвода. Видимо, он был у их за тяжёлую артиллерию. Потом возник капитан, командир роты. Офицеры тоже игрались не плохо. Но шансов у их не было. Тем временем начался киносеанс. Все военные нехотя стали расходиться от теннисного стола и занимать места в зрительном зале. Капитан попросил о матче-реванше на последующий вечер.

Татьяна снисходительно приняла приглашение. Я чуток было не задохнулся от возмущения! Какой матч-реванш?! Почему она говорит, что сыграет с ним завтра? Я точно знал, что никакого матча-реванша не будет. Что завтра в обед Таня с Ларисой ворачиваются домой.

Такое женское коварство навечно выбило меня из колеи. И пока все рассаживались в зрительном зале, под покровом темноты я выскользнул из клуба. И направился домой. Я возмущенно что-то бормотал под нос. Ругал сестру. А ноги сами несли меня в сторону моей деревни. До неё было около 5 км. Из их четыре лесом. И темень вокруг, хотя глаз выколи.

Но поначалу я не направлял на это внимания. Пока не оказался в лесу. Какие-то огромные ночные птицы вывели меня из задумчивого состояния. И испугали. Я сообразил, что нужно поворачивать обратно. И ворачиваться. Но я не мог это сделать.

Чтоб мне не было так страшно, я представил себя разведчиком, который идёт на задание во вражеском тылу. И который ничего не опасается. В кармашке я нащупал маленькой перочинный ножик, с которым традиционно прогуливался за грибами. Это было настоящее орудие, как у реальных разведчиков.

Его трёхсантиметровое лезвие внушило мне уверенность в успешном завершении моего похода. Ежели бы я тогда знал, как заблуждался?! Метров через двести прямо на дороге мне встретился кабан. Даже в темноте я ощущал его угрожающие размеры. Он стоял и смотрел на меня. Мне кажется, я ощущал его взор. Я стоял и смотрел на него. И не знал, что делать далее. Это длилось целую вечность. Я не мог идти вперёд, но и не мог повернуть назад. К счастью, кабан не планировал всю ночь провести на дороге.

У него были какие-то свои неотложные кабаньи дела. Он развернулся и ринулся в чащу леса. В стороне от меня еще долго раздавался треск валежника. Но самое ужасное было уже сзади. Приблизительно через час, вялый и напуганный, я вышел из леса. До деревни оставалось чуток больше километра.

Через поле. На небе возникли звёзды. Стало мало светлее. Низины были затянуты туманом. Но самое основное, что с каждым шагом я приближался к собственному дому. И всё самое ужасное осталось сзади. У самой околицы я наткнулся на стадо кабанов. Либо стаю волков. В темноте и тумане было не разобрать. Они были похожи на кабанов, но я почему-либо поразмыслил о волках. На этом всё закончилось. У меня не было сил, чтоб идти далее. Чтоб биться за свою жизнь. Чтоб преодолеть несколько 10-ов метров до дома.

И, уж тем наиболее, чтоб возвратиться обратно на Макариху. А еще я сообразил, что сейчас никогда уже не стану разведчиком. Поэтому что я всего боюсь. Поэтому что я оказался крайним трусом! Я посиживал на асфальте, держал в руках бесполезный перочинный нож и рыдал. Рыдал от бессилия. От своей беспомощности. И от того, что все мои мечты упали в один миг. Это было крахом. Ко мне подошел один из волков. И начал лизать меня своим мокрым и шершавым языком.

Волк оказался на удивление большим. Никогда не встречал таковых раньше! Я поднял свои заплаканные глаза. Оказывается, это были не волки и не кабаны. Рядом со мною стояла одна из колхозных лошадок. И, видимо, пробовала успокоить малеханького, испуганного мальчугана. И даже в темноте я лицезрел её большие и добрые глаза.

Это было так мило! Хотя и чуть-чуть тошно. Не люблю, когда меня лижут лошади. Глава 3. Лесни млын. Как ни удивительно, но за мою ночную прогулку на орешки мне не попало. Сестра, может быть, и желала высказать мне всё, что она обо мне задумывается, но время для этого было не самое удачное.

На последующий день, когда она с подругой возвратилась в деревню, её поджидали гости. Из Чехословакии приехала наша двоюродная сестра Татьяна Кузьмина со своим мужем Олегом. Олег был офицером, старшим лейтенантом, и служил в ЦГВ Центральной группе войск.

Пока тётя Шура накрывала на стол, из леса возвратился её супруг дядя Валя. Дядя Валя был фронтовиком. На войне командовал танковым батальоном. Был награждён несколькими орденами. А опосля войны стал лесником. Выращивал саженцы сосен, а потом высаживал их на делянках там, где их вырубали. Он говорил, что ежели деревья лишь вырубать, то уже через несколько лет мы будем жить совершенно на иной планетке. За 30 лет, что прошли опосля войны, сколько деревьев он посадил?!

Сосчитать нереально. Но мне постоянно казалось, что каждое посаженное им дерево, дядя Валя помнил, как самого близкого друга. Не успели мы сесть за стол, как приехала ещё одна наша сестра Ольга Зыкова с мужем Мишкой. Народу в комнате сходу прибавилось, но что такое десять-одиннадцать человек для такового дома?! Тут обожали гостей. И чрезвычайно нередко народу набиралось куда больше! На столе уже пыхтел самовар чай постоянно пили лишь обжигающе горячий , когда Олег вылез из-за стола.

И направился на крыльцо, покурить. Я прошмыгнул следом. Очевидно, шансов на то, что он направит на меня внимание, не было никаких. Но мне хотелось хотя бы минуту постоять с ним рядом. Умопомрачительно, но он направил на меня внимание больше на крыльце никого не было. Затянувшись сигаретой, он вдумчиво выпустил облачко дыма.

И лишь опосля этого задал вопросец, который, наверняка, задают все взрослые незнакомым детям. Ответ вылетел из моих уст сам собой. Неплохой вопросец. Ежели бы ещё я знал на него ответ. Я пожал плечами. Для меня до сих пор остаётся неразрешимой загадкой, почему Олег порекомендовал мне поступать конкретно в танковое училище, а не в какое-нибудь другое. Сам он, ежели не ошибаюсь, служил в автобате. Может быть, увидел в комнате книжку «Четыре танкиста и собака»?

Не знаю. Я же уже тогда додумывался, что в танке мне не понравится. Мне нравилось, как пахли легковые авто. Нравилось, как пахнет лес. И поле. Но уже тогда мне не нравилось, как пахли трактора. Я был уверен, что танк пахнет так же «невкусно», как и трактор. Уже тогда у меня мелькнула в голове мысль, что танкистом я, быстрее всего, не стану. Видимо, на моём лице нарисовалось явное колебание по поводу того, что быть танкистом так уж здорово. И Олег немедля бросился агитировать меня за танковые войска.

Командиры мотострелковых подразделений в несколько раз меньше. Учёные сделали расчёты фактически по всем родам войск. Всё это было мне тогда полностью непонятно. Вот ежели бы тогда на крыльце Олег произнес мне, сколько живут в современной войне начфины либо зампотылы, я бы, наверняка, не пошёл бы в пехоту. И даже в танкисты бы не пошёл. Но, как бы-то ни было, пока Олег не докурил свою сигарету и не ушел к столу, я успел задать ему самый основной вопрос: — А что необходимо для того, чтоб поступить в военное училище?

Может быть, для Олега это был не самый тяжелый вопросец. И ответ на него он знал. Я ответил. Олег согласно кивнул головой, но произнес, что необходимо будет мало добавить. Я не знал, что это такое. Потому ответил, что подъём переворотом я делаю сколько угодно раз. То есть, ни разу. Но не поленился уточнить на будущее, что это такое? И сколько раз необходимо его делать? Олег ответил, что для поступления в училище это не непременно, но для учёбы будет не плохо, ежели я научусь делать подъём переворотом хотя бы шесть-восемь раз.

И показал, как этот подъём переворотом делается. Правда, показал на пальцах. Я ничего не сообразил, но на всякий вариант отложил в самых далеких ячейках собственной памяти это название: «подъём переворотом» и « раз». Похоже, что мои результаты в беге его совершенно не вдохновили. Олег докурил сигарету. И уже направляясь в дом, бросил мне через плечо: — Нет, бегать, естественно, для тебя необходимо побыстрее. И побольше. В тот же день моя сестра и её подруга уехали из деревни. Ни о каком теннисном матче-реванше они даже и не вспоминали.

А на последующий день в деревню приехал мой отец. Это было неплохой приметой. Когда в деревню приезжал мой отец, это значило, что на последующий день мы пойдём в лес за грибами. Позже до позднего вечера будем их перебирать и чистить. Зальём в бане большой котёл водой и заложим в него грибы.

Позже весь последующий день будем их отваривать. А на 3-ий день, уже с отваренными грибами, поедем домой. В Завидовском заповеднике рыбалка, сбор грибов и ягод были запрещены. Кому запрещены, было не понятно? Поэтому что местные постоянно прогуливались в лес. И прогуливались туда не просто погулять. Лесники и егеря, как правило, никогда их за это не ругали. Но на выезде из заповедника стоял шлагбаум.

Солдатики, которые несли у него службу, инспектировали все маршрутные автобусы. И часто вываливали из корзин грибы и ягоды, которые везли в этих автобусах пассажиры. Чуть ли в этом была какая-то особенная необходимость. Но приказ таковой, быстрее всего, был. И чуть ли бойцы так просто развлекались. Но факт остаётся фактом, для приезжих эти поездки часто заканчивались таковым представлением.

К счастью, мой отец родился в этом заповеднике. И никогда не ощущал себя в нём чужаком. Да и грибов мы традиционно собирали не так уж и много хотя, как вы осознаете, в заповеднике они росли на каждом шагу. Ровно столько, сколько могли унести.

По двухведёрной плетенке в руках с груздями. Вещмешок с лисичками либо с летними опятами отец нёс за спиной. И обыденный мешок с грибами на плече. Этого запаса нашей семье позже хватало на целый год. Отваренные грибы укладывались в два толстых целлофановых пакета.

Потом в вещевой мешок. Вещмешки бойцы у шлагбаума не инспектировали. Да, приезд отца означал, начало двудневного грибного сезона. А ещё он означал, что лето закончилось. Что закончилась моя ссылка в деревню. И, что по амнистии меня возвращали домой. И, что скоро мне опять необходимо было идти в школу. Ходить в школу мне нравилось. Правда, не постоянно. Два года назад, когда мы переехали в новейшую квартиру, меня перевели в новейшую школу.

Она тоже была новейшей. Лишь что построенной. Школа N 1 имени Петра Ильича Чайковского. А новенькая школа, это, как вы осознаете, постоянно здорово. Но не для всех. В летнюю пору, когда мы лишь обживали новейшую квартиру, я познакомился со своим соседом с 5-ого этажа мы получили квартиру на седьмом и сверстником Андреем Пименовым. На долгие годы мы стали с ним неплохими друзьями. А когда отправь в школу, даже оказались в одном классе.

Будучи новичком, Андрей, как ни удивительно, сходу же стал общим любимцем. Он был душой хоть какой компании. И вокруг него сходу же образовался кружок новейших товарищей и единомышленников. Я тоже был посреди их. И ко мне тоже относились не плохо. Все, не считая моего одноклассника Сани Кудрявцева. Он был практически на целый год старше меня я пошёл в школу с 6 лет и намного меня посильнее.

Не знаю, может быть, это была рядовая мальчишечья ревность, что Андрей проводил со мной больше времени, чем с ним это было полностью объективно: Саня жил в первом подъезде, а мы с Андреем в крайнем. Или Сане просто не нравились блондины хотя у меня и были тёмные волосы, кого это могло интересовать! Но факт остаётся фактом. Все 1-ые полгода моей учёбы в новейшей школе опосля уроков он поджидал меня у входа, отводил за угол школы и от души мутузил. Я махал кулаками в ответ. Шансов совладать с ним у меня не было, но сдаваться мне почему-либо не хотелось.

То, что я никак не сдавался и не желал признать его силу, Саню здорово бесило. Он начал поколачивать меня и на переменах, но это ничего не изменило. Упрямства мне было не занимать. А вот гибкости и мозга, чтоб разрешить эту делему по-другому, у меня не было. Потому-то она так и затянулась. Правда, совсем случаем в это время я открыл для себя статическую гимнастику. Не могу огласить, что я вымыслил какие-то новейшие приёмы борьбы, но кое-что из данной гимнастики мне понадобилось. Во время очередной разборки я и применил эти новейшие познания.

А позже чуток слышно произнес собственному поверженному противнику на ухо лишь одно слово: «Хватит»! Но глас в этот момент у меня, видимо, был ещё тот! Чуть ли на Саню мои новейшие приёмы произвели серьёзное воспоминание. Чуть ли одно слово, могло поменять его отношение ко мне. И, тем наиболее, моя интонация. Быстрее всего, ему просто надоела эта бессмысленная война. Тем наиболее что ожидаемых результатов она всё равно не приносила.

Но уже на последующий день он объявил меня своим другом. И предупредил, что ежели кто ко мне полезет, будет иметь дело с ним. Весело, но не считая его самого ко мне никто и никогда не лез. С тех пор прошло уже целых два года и почти все уже забылось.

Саня здорово поменялся. Он закончил решать свои задачи кулаками. Начал играться на гитаре. И у него нашелся чрезвычайно даже хороший глас. Естественно, я не считал его своим другом. Не считал достаточно долго. Кое-где в глубине души засела эта малая льдинка, как напоминание о том, что когда-то давным-давно этот человек пробовал меня сломать. И это могло у него получиться. Но время неплохой лекарь. И со временем мы вправду стали с ним неплохими приятелями. А к десятому классу и друзьями.

Но пока до этого было ещё так далеко! Самое основное заключалось в том, что в школе у меня больше не было противников. И меня стало тянуть в школу. Тем наиболее что классной руководительницей у нас была таковая восхитительная и умопомрачительная учительница! Её звали Галиной Ивановной Милокостовой. Она вела уроки российского языка и литературы. Недавняя выпускница пединститута, она так различалась от собственных сверстниц, некий необычной духовностью и глубиной.

Она отлично разбиралась в литературе и поэзии. И чрезвычайно обожала собственный предмет. А ещё она чрезвычайно сильно обожала всех нас. Откуда в данной нам маленький и чрезвычайно изящной даме было столько любви, до сих пор остаётся для меня загадкой. Но она вправду чрезвычайно сильно обожала всех нас. И мы по праву считали её собственной классной матерью.

Сначала дела с её предметом у меня не заладились. В 1-ый раз, когда она вызвала меня к доске и попросила поведать какое-то правило, я получил у неё свою первую заслуженную двойку. Первую и последнюю. Получать двойки у Галины Ивановны было чрезвычайно постыдно.

И уже к последующему уроку я начал готовиться наиболее добросовестно. У меня возникли четверки по русскому языку. И даже пятёрки. Пятёрку за творческую работу, и три балла - за грамотность. Прошло несколько лет, пока эта тройка не сменилась на четвёрку, а позже и на пятёрку. Тому были предпосылки. Ещё, когда мы лишь пришли в школу в 5-ом классе, Галина Ивановна произнесла, что все мы сейчас стали большими.

И посадила нас за парты заного. То есть, по-взрослому. Мальчугана с девченкой. Я оказался за одной партой с Еленой Ульяновой. Самой прекрасной девченкой в классе. И круглой отличницей. Подфартило, но. То, что она была чрезвычайно прекрасной, я тогда не осознавал. Просто периодически мне было чрезвычайно приятно глядеть в её сторону. Но зато Ленка постоянно давала мне списывать у неё домашнее задание. И даже часто помогала мне решать мой вариант контрольной.

Свой-то вариант она постоянно решала чрезвычайно быстро. Так можно было учиться! Опосля седьмого класса Владимир Иванович Пименов, отец Андрея и директор совхоза «Щекинский», по совместительству , устроил нас с Андреем в собственный совхоз на должность ассистента слесаря. Нам с Андреем тогда не было и 14-ти лет. По действующему законодательству официально работать мы не могли.

Но Владимир Иванович был уверен, что работа никого еще не портила. В отличие от безделья. И потому пошёл на это малюсенькое нарушение. Под управлением дяди Васи мы откручивали и прикручивали какие-то гайки, что-то разбирали, чистили, а потом опять собирали. Смазывали какие-то механизмы солидолом. Всё это именовалось подготовкой к уборочной.

И преисполняло нас чувством гордости и причастности к чему-то чрезвычайно большому и принципиальному. Приблизительно в это время на уроках истории мы проходили, что в королевской Рф капиталисты употребляли на фабриках и заводах детский труд. Можно было представить, что капиталисты употребляли детский труд и в сельском хозяйстве. Во время работы в совхозе мы начинали осознавать, как тяжело приходилось нашим сверстника когда-то давным-давно.

Нет, сама работа не была тяжёлой. Нам нравилось заниматься со взрослыми. Тем наиболее что они разрешали нам что-то откручивать и прикручивать. Что-то демонстрировали нам. И чему-то учили. Это было любопытно. Самое тяжелое начиналось позже. В обеденный перерыв. Мы приходили в столовую, и начиналось самое тяжелое.

Мы брали с Андреем по половине порции. Но даже эти половинки были таковыми большими, что мы с огромным трудом могли с ними совладать. Механизаторов тогда, видимо, все за что-то терпеть не могли. И кормили, как будто на убой. Половина стоимости обеда оплачивалась совхозом. В итоге опосля обеда у нас с Андреем повсевременно оставалось несколько честно сэкономленных копеек.

Которые мы здесь же растрачивали на фруктовое за 7 копеек либо молочное за 10 копеек мороженое. Мгновенно запамятывая о том, что еще минутку назад мы были твёрдо убеждены, что в наших животиках уже нет вольного места. Работали мы по четыре часа в день.

И опосля обеда ворачивались домой. Автобус развозил рабочих лишь вечерком. Ожидать его было очень долго. И мы традиционно добирались до городка на попутках. Тогда водители ещё не брали за это средств. И у нас было даже такое развлечение: в последующий раз приостановить машинку, на которой мы еще не катались. И даже на «Волге». Это было круто!

Но скоро этот превосходный месяц закончился. В кассе нам заплатили первую в жизни зарплату. Вы не представляете, какие сияющие глаза были у моей матери, когда я принёс ей свою первую зарплату. Я бы остался работать в этом восхитительном совхозе и на 2-ой месяц.

Но в середине июля по путёвке от школы меня выслали в лагерь отдыха в Чехословакию. Была в те времена таковая практика: дружить. И дружить не лишь семьями, но и городками. В различных странах появлялись, так именуемые, города-побратимы. У Клина таковыми побратимами были французский город Орли и чехословацкий город Бенешов. Эти городка обменивались дружескими делегациями.

Пробовали сделать какие-то контакты. И направляли друг к другу на отдых собственных деток. От каждой школы ехал один-два ученика. Всего в группе было около 20 человек. И мне посчастливилось попасть в одну из таковых групп. Лагерь, в который в который нас привезли, размещался в пары километрах от Бенешова. В маленьком, но чрезвычайно красочном ущелье. И именовался лагерь «Лесни млын». Лесная мельница. Правда, прекрасное название?! Нас расположили в маленьких, практически игрушечных, древесных домиках по четыре человека.

И с первого же дня стали знакомить с местными достопримечательностями. Мы побывали на заводе, производящем известные байки «Ява». Где нам проявили раму от байка, которая двигалась по конвейеру, и равномерно зарастала всё новенькими и новенькими деталями. Мы прошли вслед за данной рамой весь технологический процесс. До отдела технического контроля. Где байк поставили на особые крутящиеся валы. И провели какую-то диагностику. Неким из нас даже разрешили незначительно посидеть на этом байке.

Вы представляете? На реальном байке, который лишь что, на наших очах, возник на свет! Позже мы побывали в Праге. Побродили по Карлову мосту и старенькому городку. Съездили в Бенешов. В один из дней нас отвезли на экскурсию в Конопиштенский замок, в котором германский правитель Вильгельм?? И подготовку к первой мировой войне.

Правда, о этом нам старались в особенности не говорить. Всё больше демонстрировали древние интерьеры. Доспехи рыцарей и чучела животных - охотничьи трофеи бывших хозяев замка. А ещё через несколько дней нам проявили Конепрусские пещеры кажется, так они назывались?

Кости доисторических животных, которые хранились в этих пещерах. В году воспитанники училища приняли роль в Первомайском параде и в знаменитом Параде Победы на Красноватой площади в городке Москве. 1-ый выпуск суворовцев был произведён в августе года.

Уже в году возникли 1-ые отличники учебы, награжденные золотыми и серебряными медалями. Их имена, как и имена всех следующих выпускников-медалистов, занесены на Доску почета в Зале Славы училища. На основании Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 25 мая года «О новейших правилах приёма в суворовские и нахимовское военно-морское училища» комплектование училища стало осуществляться детками в возрасте 11 лет, окончившими исходную школу, со сроком обучения 7 лет.

Со временем изменялась система подготовки суворовцев. В училище стали принимать подростков в возрасте лет со сроком обучения 3 года. В году в связи с возвращением г. Калинину его исторического наименования г. Тверь, училище приказом Министра обороны СССР от 2 октября года переименовано в Тверское суворовское военное училище.

С года училище вновь поэтапно перебегает на трёхлетний срок обучения. В году училище посетил Министр обороны Русской Федерации С. С года начался переход на семилетний срок обучения и уже в году были набраны малыши в 5, 6, 7 классы. В году училище посетил Министр обороны Русской Федерации А.

В году училище окончило переход на семилетний срок обучения и было переподчинено Департаменту образования Министерства обороны Русской Федерации. В году училище переподчинено Командующему Воздушно-космической обороны. В этом же году училище посетил Министр обороны Русской Федерации генерал-армии С.

В году училище было переподчинено Главнокомандующему Воздушно-космическими силами. С года по настоящее время Ляпоров Владимир Николаевич кандидат технических наук, генерал-лейтенант запаса. Конкретно в этот день свершилась праздничная церемония открытия памятного камня на месте строительства новейшего комплекса спостроек Тверского суворовского военного училища. Борисова, окончившего училище в году, заместителя министра обороны Русской Федерации Т.

Иванова, губернатора Тверской области И. Рудени и митрополита Тверского и Кашинского Амвросия состоялось праздничное открытие новейшего комплекса спостроек Тверского суворовского военного училища. В училище особенное внимание уделяется военно-патриотическому воспитанию и конкретно 01 сентября года состоялось праздничное открытие Аллейки Памяти и Славы — мемориала в честь выпускников Тверского Калининского суворовского военного училища, погибших при выполнении служебного долга, и выпускников — Героев Русского Союза, Социалистического Труда и Русской Федерации.

Современное училище включает в себя трехэтажный корпус на учебных мест с оборудованными классами, два спальных корпуса, столовую, крытый спортивный комплекс, физкультурно-оздоровительный комплекс, мед корпус, плац и площадь для праздничных построений. В новеньком комплексе спостроек суворовцы получили в использование удобные спальные комнаты, отлично обустроенные комнаты досуга, функциональную библиотеку, просторный музей, заполненный редкими экспонатами, крытый спортивный комплекс с большими залами для игровых видов спорта, для занятий борьбой, тренажёрным залом и скалодромом с трассами различного уровня трудности, физкультурно-оздоровительный комплекс с бассейном и ледовой ареной с трибуной для зрителей, оборудованный всей нужной инфраструктурой.

Сделанные условия посодействуют выйти коллективу суворовского училища на новейший высококачественный уровень учебных, творческих и спортивных достижений. Учебное заведение является гордостью Верхневолжья. За годы собственного существования Тверское суворовское военное училище вырастило целую плеяду достойных и преданных собственной Родине людей.

Тыщи награждены муниципальными заслугами, сотки стали генералами, медиками, кандидатами наук, суворовца закончили училище с золотой медалью, — с серебряной медалью. Тверское суворовское военное училище располагает опытным педагогическим составом.

Их каждодневный труд ориентирован на высококачественное обучение, воинское, нравственное, эстетическое и физическое воспитание и развитие суворовцев. В училище учились родственники именитых героев гражданской и Великой Отечественной войны, муниципальных деятелей Русского Союза. Это два внука В. Чапаева, внуки Маршалов Русского Союза С. Буденного и И. Водопьянова и Н. Гастелло, племянник Г. Орджоникидзе, внук Н. Хрущева и остальные. Выпускникам училища Б.

Громову и В.

Этом что-то марихуана 5 гр этом что-то

Конопля дмитрий макарович конопля курить через кальян

КОНОПЛЯ воздействует на мою кровь

В училище уже приехали начальник училища генерал-лейтенант Магонов Иван Афанасьевич и его заместитель полковник Конопля Дмитрий Макарович. Они ждут нас на аудиенцию. Вызваны: комбат. – − гг. – генерал-майор Дмитрий Иванович Загребин  – − гг. – генерал-майор Дмитрий Макарович Конопля. Полковники Янгорев, Конопля Д.М., подполковник Тушин В. Карцев А.И. jpg  На этой фотографии легко можно узнать нашего Дмитрия Макаровича Коноплю. Карцев И.Е. jpgx, k. Мои родственники.